Форум » РАБОТА В ТЕАТРЕ » Евгений и театр » Ответить

Евгений и театр

Олеся: По окончании института Евгений устроился в театре Ленсовета, но уже в 1993 году перешел в БДТ им. Товстоногова, где и играет по сей день. Одна из самых ярких его ролей в этом театре - Макдуф в спектакле "Макбет" по Вильяму Шекспиру. Помимо работы в БДТ, Евгений Сидихин принимает участие в различных антрепризах, куда его охотно приглашают. Он, например, играл в спектакле "Ваша сестра и пленница" (1999, ООТР "Театральный дом"). А в спектакле режиссера Павла Урсула по пьесе Виктора Пелевина "Чапаев и Пустота" Евгений Сидихин исполнил роль Петьки. ИСТОЧНИК

Ответов - 19, стр: 1 2 All

Олеся: Основные театральные работы: "Старик" (1988, МДТ); "Дикарь" (1991, Театр им. Ленсовета); "Макбет" (1995, БДТ им. Товстоногова); "Ваша сестра и пленница" (1999, ООТР "Театральный дом"), "Чапаев и пустота" (2000, Театральное агентство "РОККАД"), "Путешествие в стиле блюз" (2005, проект "Театральный марафон").

Олеся: Инсценировка знаменитого пелевинского романа «Чапаев и Пустота» в Риге имела успех. Зал был на удивление полон. Почти переполнен! Причем публика собралась специфическая, не та, что ходит на рядовые гастроли. Незнакомые, необычные лица - молодые и не очень. Дружно заливаются смехом на каждый прикол, звучащий со сцены. Заливаются порой таким нетеатральным, таким утробным смехом, что потом уже смеялись над смеющимися... А началось все немного уныло. Казалось, что актеры совсем деревянные и вообще не умеют произносить тексты. Что такие тексты и произносить-то не стоит. Что режиссер здесь и не ночевал. И так далее. Уныло было не оттого, что непонятно. Здесь как-то сразу, даже если не читал Пелевина, кумекаешь: Петьке ли и Василию Ивановичу приснилось, что они обитатели психушки, или же, наоборот, обитатели психушки глючат, что они Чапаев и Пустота, - это не суть важно. Важно, что все они, включая Котовского и санитаров-ординарцев, говорят о смысле жизни, о смысле слов, которые они произносят, и о смысле своих разговоров о словах... Улавливаете? А то, что они из одного времени и пространства, из одной психической оболочки переносятся в другие, - это так, пустяк. Нас этим не удивишь. Помню, ходил такой анекдот в начале 80-х, еще до всякого Пелевина. Анекдот витиеватый, но суть в том, что Штирлиц и Борман сидят в кафе за рюмочкой коньяка и выясняют, где они раньше встречались, чегой-то лица друг друга им так знакомы... И наконец: «Петька?» - «Василий Иванович? Вы?!» Узнали-таки один другого... Русский народный абсурд. Поройтесь в Интернете, и вы с удивлением обнаружите, что столичные рецензенты нещадно ругают спектакль именно за то, что у Пелевина-то, дескать, сюжет до самого конца остается двусмысленно-таинственным (кто есть кто? где есть где?), а тут с первых пяти минут зрителя однозначно ставят перед фактом: сумасшедший дом и никаких сомнений. И поэтому дальше уже смотреть скучно. По-моему, наоборот: дальше самое интересное, потому что медицинская проблематика и всякие реальные обоснования происходящего становятся совершенно неважны. Не удивлюсь, если узнаю, что в простодушной провинции спектакль имеет больший успех, чем в чопорной столице. Московские критики в возмущении, что такая средненькая постановка так шумно анонсировалась и с таким апломбом подавалась. Боже ж мой! Вольно ж им было так внимательно прислушиваться к грохоту рекламы... Неужели когда речь идет о зубной пасте, то они тоже верят, что она гарантирует им тройную защиту от кариеса? Будем судить по результату, а не по намерениям. К концу действия актеры потихоньку разыгрываются, разминаются, разогреваясь в руках публики, как пластилин. Усталый и как бы вялый Евгений Сидихин (Петр Пустота) оживляется и блестит глазами в сценах с грудастой красавицей Анкой (Елена Ковторова). Сергей Никоненко (Чапаев), заслуженный боец реалистичного советского кино, с азартом погружается в пропасть абсурда. Бритоголовый Гоша Куценко (Котовский) заводит зал полублатными примочками эдакого избалованного славой, модного хулигана. В его выпендреже есть очарование непосредственности. Именно Куценко в финале спектакля вгоняет публику в экстаз своими многозначительно-издевательскими монологами о ВЕЧНОМ КАЙФЕ, который ежели словишь, то уже не нужны будут ни наркота, ни водка, ни бабы, ни телевизор. Подразумевается также: ни театр, ни романы Пелевина. «Сапрот?» - кричит Гоша со сцены на своем мнимом латышском языке. В этом месте спектакль и перестает быть просто спектаклем и модной инсценировкой «первого в русской литературе дзэн-буддистского романа» и превращается просто в сеанс массового кайфа - хотя и не вечного, ибо, разумеется, на этом все кончается. В смысле - спектакль кончается. Но по идее и по настроению, царящему в зале, надо было бы, чтобы зрители бросились на сцену брататься с актерами, а потом побрели бы домой дружными кучками, приплясывая под звуки шаманских барабанов и выкрикивая что-нибудь нечленораздельное, счастливые и усталые. И водка им действительно будет уже не нужна. P. S. Ловят ли кайф те, кто непредусмотрительно уже прочитал роман Пелевина? Вряд ли. И это справедливо: они ведь свое уже откайфовали, пока читали. Чего им еще надо? Рецензия Маи ХАЛТУРИНОЙ. Петька (Евгений Сидихин) и Чапаев (Сергей Никоненко) или душевнобольной и врач? 2001год

Олеся: Елена Ковторова (Анка), Гоша Куценко (Котовский) и Евгений Сидихин (Петр Пустота) пытаются перенести пелевинскую прозу на театральные подмостки. Фото Екатерины Цветковой Спектакль по роману Виктора Пелевина "Чапаев и пустота" не приняли в Москве и полюбили в Германии На премьеру "Чапаева и пустоты" реакция отечественной критики была незамедлительной: негоже так с Виктором Пелевиным, тем более — в первый раз. Действительно, в первый раз удалось не просто инсценировать его бестселлер (попытки уже были), но и довести дело до конца — пусть и не до победного. Хотя, как посмотреть. Например, немецкие критики, десант которых высадился на премьере, взахлеб расхвалили спектакль, пролив бальзам на раны создателям проекта. Но обо всем по порядку. Сначала к режиссеру Павлу Урсулу пришли люди и сказали: — Есть актер Евгений Сидихин. — Знаю, хороший актер. — Надо ставить "Полет над гнездом кукушки". У нас уже деньги есть. — Да нет, не надо "Кукушку", пусть Женя сыграет "Чапаева и пустоту". Все равно про сумасшедший дом… Обстановку психиатрической больницы режиссер решил воссоздать буквально, сняв с пелевинской прозы налет загадочности и соорудив на сцене (художник Мариня Позднеева) декорации из хромированного железа, не оставляющие тени сомнения в том, что речь ведут с больничной койки, а не с мчащегося на подвиги в пустоту броневика. "У нас в спектакле все проще. Какие бы кружева ни вились, основная роль должна пониматься на любых уровнях", — пояснял в интервью Евгений Сидихин, не только сыгравший главного героя романа Петра Пустоту, но и выполнивший за режиссера половину работы. "Я как на курорте репетировал", — хвалился Урсул. С задачей "чтобы все понятно было" тому, кто Пелевина не читал, они справились. Сложнее дело обстояло с теми, кто Пелевина читал, — его поклонников спектакль поделил на два лагеря. Первые всеми фибрами души впитывали происходившее на сцене, вторые утверждали, что с Пелевиным здесь мало чего общего. Кому-то не хватало пелевинского стеба, кому-то — его "серьеза", большинство же не устраивало перекрестное опыление репликами разных персонажей, и тот балаган, в который все превратилось. Но — "такое ощущение, что мы поняли больше, чем написано в романе, — говорил Евгений Сидихин. — Перенос на сцену — версия. По роману Пелевина поставить ничего не удается. Это лишь вариации на тему, возбужденные романом Пелевина "Чапаев и пустота". Впечатления от этих вариаций столь же неровные и обрывочные, как и сам спектакль. Вот танцующие санитары психбольницы… Вот Евгений Сидихин — Петька Пустота, стрелявший в людей и недавно задушивший своего друга-однокурсника, — скоро он будет командовать эскадроном, пока же с неподдельным интересом рассматривает свои руки, точно вчера родился… Вот Чапаев — Сергей Никоненко, увы, все действо продержавшийся на своей киношной славе… Вот пулеметчица Анка — Елена Ковторова вместо Марии Мироновой, вышедшей из проекта чуть ли не за двадцать минут до начала спектакля, по официальной версии — из-за высокой температуры… А вот и Гоша Куценко (Котовский), ближе всех на сцене подошедший к Пелевину. Хотя что это за мерило — кто ближе, кто дальше, когда спор начинается о метафизике сна, а заканчивается "Поднимите руки вверх и теперь пошли все вон!"; когда, медитируя, припадают к ведру с самогоном; бьются, как бабочки на свету, над извечным "Что же такое тайная свобода русского интеллигента", и вообще глюк упорно переводят в явь. Где глюк — это свобода, а явь — "это когда ты сидишь среди козлов и баранов и, тыча пальцем в небо, тихо-тихо хихикаешь". Или что-то вроде того, после чего перестают быть интеллигентами и приходят к выводу: свобода не может быть тайной. Какова на это была реакция самого Пелевина? До последнего момента никто не был уверен, придет ли он на премьеру. Но Пелевин пришел, как всегда, незаметно. Насчет спектакля ничего не сказал, но пообещал (не в первый раз), что напишет пьесу, и обнадежил по поводу дальнейшего сотрудничества с "Театром Пелевина" (как назвали себя создатели). Точнее — что он готов к пассивному созерцанию театральных производных от его творчества, ведь к инсценировке "Чапаева" Пелевин не имел никакого отношения. Что дальше ждет театральный проект "Чапаев и пустота", "эксплуатирующий" имя Пелевина? — Бонн, Франкфурт и Берлин. Далее — Санкт-Петербург. Но если в Германии все ясно и понятно — ангажемент получен, гонорары устраивают, то с Питером, где очень хотелось бы сыграть "Чапаева" Евгению Сидихину, ситуация — как с кокаиновыми снами. Или они (сны, гастроли) есть, или их нет.

Ladybug: Сцены из спектакля "Путешествие в стиле блюз": Декабрь 2006 года. Евгений Сидихин в роли Эрнеста Хэмингуэя. © Фото Владимира Астапковича www.nataly.name Фото поклонов после спектакля "Путешествие в стиле блюз": Взято из сайта актера Александра Носика.

Ladybug: ИСТОЧНИК

Олеся: КЛАСС!!!

Ladybug: Eщё немного о спектакле "Чапаев и пустота": ЧАПАЕВ & ПУСТОТА режиссёр: ПАВЕЛ УРСУЛ в ролях: ЕВГЕНИЙ СИДИХИН СЕРГЕЙ НИКОНЕНКО МАРИЯ МИРОНОВА ГОША КУЦЕНКО продюсер: АЛЕКСАНДР СЕРИДЕНКО исполнительный продюсер: АЛЕКСАНДР НАУМОВ сценическая версия: ЕВГЕНИЙ СИДИХИН АЛЕКСАНДР НАУМОВ Источник.

Ladybug: Актер Евгений Сидихин в спектакле "Чапаев & Пустота" В.Пелевина (режиссер П.Урсул) московского "Театра Виктора Пелевина" на сцене ДК им. Горького Фото: Сергей Семенов / Коммерсантъ /

Олеся: Собрала все театральные фото на сайте на одну страницу. См.здесь

Ladybug: Наталья АГАФОНОВА 22.12.2000 Петька Пустота - фигура для боевика подходящая Обычно московские театральные новшества до Новосибирска быстро не доходят, тем не менее чапаевская конница, то есть группа актеров, совсем недавно заявившая себя как театр Виктора Пелевина, появилась у нас уже через месяц после премьеры спектакля «Чапаев и Пустота» в Москве. На сегодняшний день Виктор Пелевин - один из самых читаемых и покупаемых современных российских авторов-постмодернистов, тем не менее до сих пор никто не рискнул перенести его творения на сцену. На краткой пресс-конференции, которую дали актеры и постановщики спектакля, батьке-Чапаю (Сергею Никоненко) практически слова не давал вставить Петька (Евгений Сидихин). - В последнее время зрители привыкли видеть вас все больше в новых русских боевиках, почему вдруг такая довольно странная роль? - Во-первых, далеко не всегда играю в боевиках, может быть, они просто больше запоминаются зрителю, а во-вторых, если брать во внимание такие вещи, как экспрессию, динамику образа, то Петька - будь то Петька у Фурманова или Петька Пустота у Пелевина - фигура для боевика подходящая. - Почему выбор пал на такого авангардного и для широкой публики, наверное, не совсем понятного автора, как Виктор Пелевин? Как стало возможным воплощение на сцене такого чисто литературного текста? - В Москве некоторые считают, что Пелевин - это уже вчерашний день, но для драматургии - это еще область творческого эксперимента и, как говорится, тем и интересна. Для спектакля мы попытались вычленить именно динамические моменты, которые в «Чапаеве и Пустоте», в отличие от других книг Пелевина, еще можно проследить, поэтому на сцене все будет гораздо понятнее. Мы же ставим не Пелевина, а по мотивам Пелевина, по идее, после спектакля зритель должен захотеть прочитать книгу. - Премьера уже была, как к ней отнеслись критики? - Мы к премьере были абсолютно не готовы, нас просто выкинули на сцену. Поэтому я считаю, что настоящая премьера состоится здесь, в Новосибирске. Что касается критиков, то пока высказались не профессионалы, а журналисты. Ну, честное слово, такое впечатление, что они спектакль смотрели или минут пятнадцать, или совсем не смотрели. Запомнилось, как одна журналистка высказалась: «Представьте, что вы захотели покончить жизнь самоубийством, и за минуту до этого вам сообщают, что вы больны СПИДом, - такое впечатление производит спектакль!» - Есть ли будущее у театра Пелевина и как он сам к этому относится? - Я удивился, когда увидел, что нас поименовали театром, что будет дальше, вообще неизвестно. Театром это может быть только в том смысле, что у каждого театра есть свой язык: у МХАТа свой, у БДТ свой, у этого театра одного спектакля тоже выработался свой способ подачи материала: конфликт рождается из непривычного столкновения реализма и абсурда. Пелевин заходил к нам два раза, несколько раз мы с ним общались по телефону по поводу моей роли, а после премьеры позвонил сам и мило пошутил: «Вы что-то мое сегодня ставили? А что? «Чапаев и Пустота»? Не помню!» Взято ОТСЮДА.

Ladybug: Афиша к спектаклю "Путешествие в стиле блюз": Рецензия: «О чем, собственно, был спектакль? О двух потерянных в мире творческих людях, о двух друзьях, Хемингуэе и Фитцжеральде, которые никак не могут разобраться в себе и теряются среди великого множества собственных масок. Попытки обоих самоутвердиться на литературном поприще приводят к соперничеству, и безусловный верх одерживает Хемингуэй. Однако это литературное противостояние преимущественно вынесено за сцену, а зрители видят только его итог. Он плачевно отразился на Фитцжеральде, который, разочаровавшись в себе, начинает страшно пить и, осознавая, что находится рядом с гением, пытается, устраивая всевозможные глупые соревнования, доказать себе и окружающим, что он может быть лучше Хемингуэя хоть в чем-то. И когда на его глазах (и на глазах зрителей) Хемингуэй из "гения" превращается в "обычного человека", который, как и любой обычный человек, может просто-напрросто заблудиться в лесу, Фицжеральдом овладевает жалкое саркастическое ликование, похожее на безумие, и мне становится до того грустно за него, что я почти плачу... А еще с Хемингуэем и Фитцжеральдом все время был милый наивный юноша по имени Кит. Он попал к ним по чистой случайности, но они оба, разгадав чистоту и невинность его души, решили, каждый, во что бы то ни стало добиться его доверия и признания, внушить ему свои убеждения - донести их не через литературу, а сохранить в сознании простого человека - в общем, в очередной раз самоутвердиться. И снова это безумное, нелепое соперничество за право советовать и считаться покровителем человека, у которого, вообще говоря, своя жизнь и свои ценности. "Они заигрались", - как сказала Бо, девушка, которая, по непонятным (=непонятым мной) причинам всюду их сопровождала. Несчастные творческие люди! Они выдумывают себе столько ролей, что в конечном счете теряют себя. Они слишком поздно осознают это и начинают усердно в себе копаться, а потом пьют от безысходности. По силам ли вам такая творческая жизнь - вот над этим бы вопросом подумать. И еще. Та самая Бо обронила одну изумительную фразу в разговоре с Китом: "Тебе хорошо, ты весь из цельного куска, а я вся склеена из кусочков". В общем-то, наверное, она отчасти такая же как они, творческие, и жизнь, и восприятие жизни у нее такое же. И ей нужно что-то большое и сильное, монументальное, на которое можно было бы опереться - и это что-то должно быть именно цельное, еще ни разу не разрушенное. Но с другой стороны, если тебя ни разу в этой жизни не разрушили, чего же ты тогда стоишь? Где грань между окончательным безумием творчества и абсолютным неприятием неординарности? И что было бы лучше для Бо - если бы она не разбилась - вечный хаос писателя или монотонная стабильность человека "из одного куска"? Что же, все-таки, легче: волочить на себе несчастья любимого человека или чтобы на себе волочил твои собственные несчастья нелюбимый человек? В общем, я пришла к выводу, что самые несчастные - это те, в ком сочетаются несколько противоречивых и сложных натур, вследствие чего человек не может на 100% вписаться ни в одно в общество и везде чувствует себя одиноким и непонятым. Как бедняга Плинио Дезиньори из "Игры в бисер" Германа Гессе: "свой среди чужих, чужой среди своих".» Апрель 2006 г. Ссылка.

Олеся: 1995 год У. Шекспир «Макбет» Постановка Т.Н. Чхеидзе Художник Г.В. Алекси-Месхишвили Композитор Г.Г. Гачечиладзе Сценическое движение Ш.В. Схиртладзе Ассистент режиссера В.Б. Шабалина Педагог по пластике П.Г. Ефимов Премьера — 27 марта (афиша БДТ) Нашла отзыв зрителя о спектакле и решила выложить сюда.Дата не указана,но думаю года 95-96 (или что-то рядом) МАКБЕТ в постановке Т.Чхеидзе. Начатая Робертом Стуруа традиция представления жесткого, грубовато-экспрессивного, динамичного, мало эмоционального и скорого на события Шекспира Т.Чхеидзе была продолжена весьма достойно. Согласно последним веяниям, на сцене были потемки, туман, много железа, обилие бушлатов и кожи, подразделение быстрого реагирования, избыточно натуралистичный Макбет - Г.Богачев, военизированный Макдуф - Е.Сидихин, Дункан - К.Лавров в шинели до пола, Алиса Фрейндлих в парике из кошмариков, в роли одной из ведьм - мужчина. Единственный, кто выбивался из сего стройного ряда - мой любимый А.Толубеев-Банко - интеллигентен, сдержан и органичен, как всегда. Все-таки это был некий вариант полу-Стуруа - манера Т.Чхеидзе мягче сама по себе, да и темперамента Богачеву явно не хватало. Очень уж неуютно чувствовал он себя в кожаной броне несомненно наигранной брутальности Макбета. Это сыграло на руку постановке, усиливая двойственность созданного образа. Макбет-Богачев шел по трупам ужасаясь - чем чаще Макбет принимал решения, тем тяжелее было играть Богачеву. Т.Чхеидзе как бы говорит нам: не верьте сказкам о безнаказанности, везении, провидении, а главное, помните: самый тяжелый суд - суд над самим собой. Опять к Шекспиру добавился мой любимый писатель, чему я была даже рада. Ибо безапелляционная жесткость Стуруа - это прямой взгляд в глаза действительности через воспоминания о прошлом. А искания Чхеидзе - некая отсылка в будущее и скорее философский, чем сугубо практический подход к истории. Леди Макбет у Алисы Фрейндлих вышла по всем канонам - она была сильна и неординарна, значительно крепче мужчин волей и желаниями. Даже в насланном на нее небом сумасшествии она явно дала понять, что не только не испытывает раскаяние, но и малейшие сомнения ей незнакомы. А кровь на руках вызывает лишь досаду. Хорош был и спутник-символ вечно шатающейся власти - верный слуга в референтских очках, невозмутимый, с неизменной сигаретой, позволяющей больше выслушивать чужое мнение, чем высказывать свое и облаченный в облегченную копию кожистой брони своего господина. Как ни странно, но обильный дым со сцены, грохот железа, разнообразие военных мундиров и рок музыка меня совершенно не смутили. Может любимый Питер влияет благотворно, обычно-то я как Хоботов - " в шорах своей предубежденности". Да и все казалось весьма органично Шекспировскому тексту. "Ностальгия по крепкому военизированному государству" - так сей вариант обозначил мой собеседник Лева - была представлена отменно. Спектакль отыграли просто на УРА. Хочу тебе сообщить, что на сей раз в Питере был жуткий холод, да и зал в БДТ практически не отапливается - а Алиса Фрейндлих играет последние сцены в тоненькой рубашечке! Не знаю на что они там живут, но в БДТ по-прежнему есть билеты по 5 рэ. Зал, надо сказать, был почти полон и необычайно благодарен. Радостно видеть, что несмотря ни на что, БДТ явно возрождается. Ставятся новые вещи (17 января - "Отец" А.Стриндберга), сохраняются и спектакли Г.В.Товстоногова. Хочется выразить огромную благодарность всем: актерам, режиссерам -несмотря ни на какие жизненные трудности, театр живет - это самое главное! Когда в Питер? Московский гость ИСТОЧНИК

Troinets:

Troinets: Старая афиша:

Troinets: Фото с сайта Александра Носика:

Олеся: Алкмена и Амфитрион / 1987 год Постановка Бориса Гершта (мюзикл по пьесе Ж. Жироду) Нашла в недрах вконтакта! Весь спектакль добавила на сайт http://sidikhin.narod.ru/teatr.html Если получится, отрывок с Евгением добавлю.Он играет ВОИНА, у него маленькая роль.

Олеся:

Ladybug: Небольшие уточнения по спектаклю "Дикарь": Мелодрама испанского драматурга Александра Касоны в постановке Михаила Веснина. В спектакле также были заняты: Анна Алексахина и Ирина Основина. В то время театр Ленсовета именовался Открытым Театром. Ссылка.

Олеся: Уточнения внесла на сайт.



полная версия страницы